Анатолий Цой: «Я твердо решил, что никогда не женюсь на коллеге»

0
61

Фото: Пресс-служба Meladze Music


— Анатолий, у тебя есть девиз, слоган, фраза, которая помогает и сопровождает тебя по жизни?

— Очень и очень давно, когда я был совсем юн, услышал фразу: «Что тебя не убивает, делает тебя только сильнее!» И с тех пор в те моменты жизни, когда меня что-то ломает, я понимаю, что нужно встать и идти дальше. Эта фраза действительно работает. А когда я уже повзрослел, папа однажды сказал: «Выбери работу по душе, и ты никогда не будешь работать». Теперь это мой второй девиз, запасной.

— Верна и та, и другая фраза. Скажи, а последняя работа группы MBAND с Валерием Меладзе, клип «Мама, не горюй!», насколько легко вам далась? Все-таки Валерий такой гуру.

— Открою секрет, изначально мы планировали выпускать иной материал. Но когда мы его послушали, было принято решение написать другую песню, так и появился трек «Мама, не горюй!».

— Задуманный материал не совсем подходил?

— Та песня была немного в другом жанре, более лиричная. А хотелось чего-то зажигательного, драйвового, мощного. Костя Меладзе создал, на мой взгляд, шедевр. Помню момент, когда приходит от него сообщение: «Кажется, я нашел!» Я отправляю ответ: «Костя, что нашли?» Он: «Сейчас пришлю на почту». Присылает, и после первого же прослушивания думаю: «Блин, какая крутая песня». И конечно, нас обрадовала новость, что исполнять ее мы будем с Валерием Меладзе. Он живая легенда. И тут мы поем вместе. Это просто что-то невероятное. Просто какой-то сон.

Со звездным редактором «ТН» Еленой Север. Фото: Пресс-служба «Русской Медиагруппы»

— И все же тогда, на записи с Валерой, вы с ребятами сильно волновались или нет?

— Безусловно, процесс был волнительный: присутствие Валерия накладывает некую ответственность. И хотелось оправдать ожидания и его, и Кости. Показать, что мы довольно-таки состоявшиеся артисты, музыканты, которые за 4 года научились чувствовать сцену, слушателя и умеют работать в тандеме настоящих профессионалов своего дела. В итоге, считаю, что получилось все очень достойно.

— Знаю, что при работе над этим клипом вам нужно было вставать в пять утра, и съемка происходила в Москве, на открытой фуре.

— Ну что касается подъема, это вообще для нас настолько привычно.

— Что, не спали вовсе?

— Честно говоря, я не помню, чтобы когда-то полноценно спал. Это вообще нормально у нас — не спать уже четыре года. Привыкание шло первые полгода, тогда да, было тяжело, перелеты, переезды. Несколько дней не спишь. Ешь что попало, точнее, не что попало, а что успел. И через несколько дней забываешь, где был вчера, потому что гастрольные туры на несколько городов. Но потом привыкаешь.

— Со сном поняла. Но была же еще тридцатиградусная жара. А вы в теплой одежде?

— Никто не ожидал, что будет такая погода в начале осени. Нам утвердили одежду. И вот мы в куртках, а с шести утра начинается жара и палящее солнце. Это было настоящим испытанием. Пока ехали на фурах, было не жарко, но стоило остановиться, грим начинал течь. Снимали в воскресенье, когда все дороги в Москве пустые, люди расслаблены, не  спеша передвигаются, отдыхают, а тут мы на двух фурах в сопровождении двадцати машин создаем огромные пробки в центре. Водители нас, наверное, ненавидели… Но все ради творчества!

— Зато теперь есть замечательный клип.

— Зато удивленные прохожие с удовольствием доставали телефоны, камеры, снимали нас, для них-то это был некий бесплатный городской концерт. Особенно туристам нравилось. Они, наверное, были уверены, что в Москве медведи с балалайками, а тут фуры со сценами рассекают и дают представление.

Второе место — уже победа

— В одном интервью ты сказал, что уже с 5 лет понял свое призвание. Разве такое бывает?

— Да я сам не знаю. Меня часто спрашивают, как ты пришел к тому, что решил петь. Все же привыкли, что люди выбирают себе судьбу, после того как оканчивают школу, а может, даже университет. А у меня так сложилось, что в 5 лет я запел, а бабушка с папиной стороны безумно хотела, чтобы в нашей большой семье кто-нибудь занимался музыкой профессионально. Почему-то мама решила, что это должен быть я. И в 5 лет отдала меня на частные занятия по вокалу. У меня оказался замечательный педагог! Буквально за год вытащил меня на большую сцену, на детский международный конкурс. Я безумно боялся. Страха добавляло и то, что я был в черных брюках, в белом пиджаке и в зимних сапогах. Потому что мама забыла дома туфли. Она сильно переживала, говорила: «Что делать? Я не успею домой съездить!» А я ей: «Да ладно! Ничего. Придется так».

С мамой Зоей Анатольевной и папой Василием Борисовичем (2016). Фото: instagram.com

Это было мое первое выступление. Помню, стою за сценой. А там есть канаты, которые закрывают-открывают кулисы. И стоят железные трубы, чтобы никто к канатам не подходил. Так вот я держался за трубу и плакал. Меня буквально тянут все, говорят: «Тебя объявили, нужно выходить на сцену!» Я же рыдаю, держусь за трубу. Отвечаю: «Не выйду!» Меня уже силой отрывают от трубы и чуть ли не выпихивают на сцену. Я вышел, собрал сопли, слезы и начал петь. А где-то к припеву пришел в себя, представил, что пою дома, родным… Тогда я не выиграл конкурс. Занял второе место, и для меня это стало шоком. Для меня была уже победа, что я в принципе вышел на сцену, да еще и занял второе место. А педагог сказал: «Ты должен жить на сцене». И после этого я каждый год участвовал в различных конкурсах — международных, республиканских.

— Получается, любовь к музыке и большое музыкальное будущее — заслуга мамы? Именно она хотела, чтобы ты стал певцом.

— Мама была готова ко всему. К тому, что ее сын перестанет учиться, забьет на все предметы, но вырастет хорошим музыкантом. Она меня сильно баловала в этом плане. А папа, как человек советской закалки, так его воспитывал его отец, ругал маму. Говорил: «Чем занимаешь ребенка? Пусть учится». И меня ругал за каждую тройку, двойку. У меня есть старшие брат, сестра. Так вот сестра, получив тройку, шла домой и заранее плакала, знала, что папа будет ругаться, что будет жесть. У меня очень строгий папа… был. Сейчас с возрастом он стал сентиментальным, появились внуки, он смягчился. Для меня, для брата это было, конечно, полезно. А вот сестра… Я все время за нее переживал, как-никак она девочка. Нам же с братом хорошо, что папа воспитал нас настоящими мужчинами.

— И все же, наверное, было сложно от такого противостояния. Тебе нравится музыка, мама поддерживает, а папа все-таки все время продавливает свое.

— Мама помогала, прикрывала меня, приходила на собрание в школу, получала все замечания от учителей, что я сбегаю с уроков. Но самое интересное, что я сбегал и шел в музыкалку.

— Когда тебе было 13 лет, вы переехали с семьей в Киргизию. Там продолжил заниматься?

— Я приехал в Киргизию, поступил в му­зыкальную школу, и меня в первый же месяц отправили на международный конкурс. Самое смешное — на конкурс меня отправили в Казахстан, где я родился, выступать от Кыргызстана. Взял Гран-при. И после этого началась вообще другая жизнь.

С музыкантами группы MBAND Артемом Пиндюрой и Никитой Киоссе, а также Денизой Хекилаевой и Валерием Меладзе. На съемках клипа «Мама, не горюй!». Фото: Пресс-служба Meladze Music

Чтобы дочитать статью до конца перейдите на вторую страницу:








Если ты добрый человек, поддержи - присоединяйся к фонду помощи пострадавшим в ДТП


1
2
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here