Ёлка: «Во всем надо видеть кайф и выжимать максимум удовольствия»

0
37

Фото: Из личного архива певицы Елки


— Хочется поговорить и про творчество, и про твои работы. Например, про «Мир открывается» — очень интересный, яркий клип. И я обратила внимание, как тебе идет красный! Это режиссер предложил?

— Нет. Я в своем пальто была. Точнее, в плаще.

— Ты и в обычной жизни его носишь?

— Да. Просто так сложилось, что черный для меня самый комфортный. Но иногда я могу психануть и выйти вся в белом. А красный очень едкий, с ним надо быть поаккуратнее.

— Да, каждый день его носить невозможно.

— Он очень активный, а я в повседневной жизни люблю оставаться незамеченной. Черный для этого идеально подходит. Если хочешь, он будет торжественным, хочешь — праздничным, а то — обволакивающим. Он идеальный. Когда у тебя в гардеробе преобладает черный, можно не париться, что с чем сегодня скомбинировать. У меня просто огромное количество времени экономится на том, что я не думаю, в чем я буду завтра.

С Еленой Север. Фото: Пресс-служба «Русской Медиагруппы»

Человек, которому доверяют

— Знаю, что ты участвуешь во многих проектах, даже входишь в попечительский совет одного из фондов. Как тебе пришла мысль помогать животным?

— В моей семье такое всегда считалось нормой. У меня бабушка, дедушка всегда кого-то спасали. Они спасли ворону, и она прилетала к ним в гости каждый год.

Мы с бабушкой ходили в парк кормить собак. Собирали по соседям какие-то косточки-объедки. И потом шли обратно — и все собаки нас провожали. То есть это был наш ежедневный ритуал, и в этом нет ничего особенного. Поэтому когда мне начинают с придыханием говорить о геройстве, становится неловко.

— А почему именно животные?

— Не знаю, так сложилось. Я с огромной радостью сотрудничаю с фондами, помогающими деткам. И про старичков тоже знаю. А животные… мне просто по душе. Я стараюсь делать это ненавязчиво. Стала все-таки говорить о таком в соцсетях только потому, что многие люди, испытывая потребность помогать, не понимают, кому можно доверять. И я как раз выступаю в качестве человека, которому доверяют.

— Вы отслеживаете потом судьбу пристроенных животных?

— Конечно. Во-первых, у нас многоступенчатое собеседование. Просто так мы человеку собаку не отдадим. У нас есть зоопсихологи, которые четко скажут: подойдет ли собака с таким набором качеств и с особенностями характера человеку даже по темпераменту. Жилищные условия, согласие всех членов семьи — это очень важно, и, конечно же, мы оставляем за собой право отслеживать судьбу животных. Плюс мы помогаем, если вдруг возникают какие-то проблемы со здоровьем. Все очень серьезно. Еще наш фонд устраивает «родительские собрания» для тех, кто взял собаку. Там у ветеринара, зоопсихолога можно получить консультацию. Люди обмениваются опытом, начинают общаться и дружить. Это такое коммьюнити. Но фонд делает действительно большую работу. И радостно, что люди все лояльнее к этому относятся.

В благотворительном фонде отслеживают судьбу каждой устроенной в семью собаки. Фото: Из личного архива певицы Елки

— Твои родители имеют отношение к музыке?

— У меня бабушка и дедушка всю жизнь пели в Закарпатском народном хоре. Исколесили все, что можно было, и сейчас очень трогательно бывает, когда я приезжаю откуда-нибудь с гастролей и рассказываю бабушке, что была в театре или ДК, где она когда-то выступала в составе хора. И это так здорово! Я спрашиваю: «Ты помнишь этот зал?» — и она говорит: «Ну, конечно, помню». У них были затяжные долгие гастроли на автобусе, с какими-то супами в брикетах. Все очень сложно, но дико интересно. Сейчас, конечно, у меня совсем другие гастроли.

— Бабушка гордится тобой?

— Конечно! И это очень приятно.

Эстет поневоле

— Я знаю, что твой папа очень увлекался джазом, у него было много пластинок…

— Да, он еще бобины записывал, когда это было актуально.

С папой Вальдемаром Мироновичем Иванцив (1990). Фото: instagram.com

— Это именно та музыка, которую ты слушала в детстве?

— У меня не было выбора, хотя я не всегда разделяла папины восторги. Правда, сейчас я ему очень благодарна, потому что так или иначе это всегда откладывается, влияет на тебя, хочешь ты или не хочешь. Вот сейчас я заставляю себя ходить в музеи, поскольку верю: даже если я чего-то не пойму из увиденного, все равно эти великие вещи как-то на меня повлияют. Что-то во мне немножечко поменяют в лучшую сторону. Пускай я буду таким вот эстетом поневоле.

— У тебя не сложилось после 9-го класса с музыкальным училищем, и ты была вынуждена вернуться в школу… Это был стресс?

— Меня вернули в мою школу. Там как раз завучем была прекрасная Надежда Михайловна. Просто невероятная женщина, которая понимала, что в моей жизни является приоритетом, а с чем мне надо немножечко помочь. Поэтому я доучилась в своей школе худо-бедно. Реально — кое-как… Потому что мне было до такой степени все это неинтересно, прямо скучно-скучно.

— Я недавно прочитала, что ты не считаешь себя красивой. Для меня это было удивительно.

— Я очень давно все про себя поняла по поводу внешности. Я не боюсь быть смешной.

В юности было много экспериментов с внешностью. Фото: Global Look Press

— А мама тебе не говорила, что ты красивая?

— Я для мамы самая красивая девочка в мире. Лучшая принцес­сочка.

— Почему же ты о себе такого мнения?

— Ну, потому что есть мама, которая меня любит безусловно, а есть зеркало (смеется). У меня нет никаких комплексов — родители все сделали правильно. Гораздо важнее те базовые принципы, которым они меня научили на собственном примере. Не разговорами, а просто показывая, что такое уважение, дружба, самоирония и как с этим удобно и комфортно жить.

Чтобы дочитать статью до конца перейдите на вторую страницу:








Если ты добрый человек, поддержи - присоединяйся к фонду помощи пострадавшим в ДТП


1
2
ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here