Секреты успеха «Привидения»

Галина Безрук (Молли), Павел Лёвкин (Сэм) и Станислав Беляев (Карл). Фото: Юлии Ханиной


Американская лента «Привидение» вышла на экраны в 1990 году. Зрители в кинотеатрах рыдали. Спустя два десятилетия герои Патрика Суэйзи, Деми Мур и Вупи Голдберг вновь обрели жизнь на театральной сцене.

Премьера мюзикла состоялась 28 марта 2011 года в Англии в Manchester Opera House, а в конце 2017 года он добрался и до Москвы. Помимо душещипательного сюжета, постановка впечатляет зрителей множеством спецэффектов. На огромном LED-экране размером 8×13 метров, созданном специально для российской постановки, транслируются известные виды Нью-Йорка: Центральный парк и Таймс-сквер, Манхэттен и Бронкс, Бродвей и Уолл-стрит. В сцене в метро использован эффект slow motion. Живущий там призрак «замедляет» время, и все пассажиры вагона метро как бы застывают в полете. Ну и, конечно же, коронная фишка «Привидения» — потрясающая музыка. Главной композицией стал хит фильма — «Unchained Melody». Песня была признана одной из самых популярных мелодий XX века и даже попала в Книгу рекордов Гиннесса как композиция с наибольшим числом кавер-версий.

Режиссер российской постановки Анна Шевчук рассказала, что сыграно уже 100 спектаклей и впереди, как минимум, еще столько же.

«Ежедневный прокат — вещь очень сложная, все должно работать как часы — техника, люди, голоса, оркестр, — говорит Анна. — Готовясь к постановке, мы поехали в Англию, посмотрели спектакль. Это была гастрольная лайт-версия, не зрелищная, вместо экрана был баннер — все время один вид Нью-Йорка. Ансамбль на сцене —  на восемь человек меньше нашего. Мы стали решать с творческой командой, что нужно сделать, чтобы этот спектакль имел право играться на сцене МДМ с залом на 1800 зрителей. Начали добавлять элементы зрелищности. Например, в эпизоде, когда медиум Ода Мэй принимает пациентов, в английской версии был один призрак, а у нас их пять. Решали, как они могут выглядеть. Художник сделал исторические костюмы — из разных десятилетий, начиная с 1950-х годов. И так в каждой сцене мы придумывали что-то свое. Не нашли, как планировали изначально, афро-русскую исполнительницу роли Оды Мэй. Отсмотрели всех возможных претенденток и поняли, что ни одна из них не соответствует требуемому актерскому уровню. Решили позвать английскую актрису, которая нам понравилась в оригинальной версии. Попросили ее и еще несколько актрис записать видео на русском языке. Но когда получили первую запись, поняли, что этот вариант тоже отпадает — ни одного слова разобрать невозможно. Летом продолжили поиск, записывали голоса актрис, отсылали записи в Англию и, в конце концов, нашли актрису театра «Сатирикон» Марину Иванову, которую нам утвердили! Это был правильный выбор — комическое, острохарактерное, эксцентрическое дарование — абсолютное: она очень смешная, и зал ее обожает».

Читай продолжение на следующей странице