Сломанный принтер, теорема Пифагора: отцы делятся моментами, когда они поняли, что у них нет больше сил сидеть на карантине

Карантин и самоизоляция – меры вынужденные, их эффективность не оспаривается, но длительность стала для многих настоящим испытанием. Это истории нескольких мужчин, застрявших в четырех стенах с детьми и не только и не способных больше терпеть такое невольное заключение. Они очень любят свои семьи, но сидеть всем вместе 24 часа в сутки в замкнутом пространстве похоже уже на какую-то пытку.

Песня тигренка Даниэля Ugga Mugga

Сломанный принтер, теорема Пифагора: отцы делятся моментами, когда они поняли, что у них нет больше сил сидеть на карантине

Один из мужчин поделился в соцсетях «криком души»: «Я люблю тигренка Даниэля и его песни. Они классные, но только не тогда, когда слышишь их 24/7. Все дни слились воедино. Мы с женой раньше работали полный день и распределяли обязанности по дому. У нас двое детей – пяти и двух лет, поэтому уже в первый день мы оба были просто ошарашены тем, как будет выглядеть весь этот опыт.

Через несколько недель карантина мы стали сходить потихоньку с ума. Песня тигренка Даниэля Ugga Mugga звучала у нас постоянно. Посреди всего этого хаоса она воспринималась, как гром, мне хотелось просто крушить все вокруг. Моя жена сказала, что я на грани срыва, поэтому разрешила мне пойти покататься на велосипеде, храни ее Бог. Она, вероятно, спасла наш брак в тот день».

Сломанный принтер

Сломанный принтер, теорема Пифагора: отцы делятся моментами, когда они поняли, что у них нет больше сил сидеть на карантине

33-летний Крис рассказывает свою историю: «Наши дети учатся в начальных классах, поэтому дома распечатываем много дополнительных рабочих листов, чтобы они могли выполнять задания. Первые несколько недель все шло действительно хорошо. Затем принтер стал издеваться над нами.

Каждое утро в нем что-то ломалось или работало со сбоями, когда я пытался распечатать листы. Я злился, резал руки бумагой, рвал ее. Был весь в чернилах, когда пытался разобраться с картриджами. Потом мы заказали новый принтер. Теперь вспоминаю прошлое как страшный сон. Да, я никогда не был так зол на машину раньше».

Урок математики

Сломанный принтер, теорема Пифагора: отцы делятся моментами, когда они поняли, что у них нет больше сил сидеть на карантине

Джейсону 43 года, и он примерил на себя роль учителя на карантине: «Я должен был попытаться научить свою дочь теореме Пифагора. Она учится в восьмом классе и не реагирует ни на виртуальное обучение, ни на учебники YouTube, ни на что-нибудь подобное. Дочь хороша в математике, и я просто думаю, что изменение темпа усложнило ситуацию.

Итак, я пытался научить ее и с треском потерпел неудачу. Я ничего не помню об этом, а то, что я смог повторить по книжкам, совсем не помогло. Хуже всего было, когда она спросила меня: «Когда мне придется использовать это в реальной жизни?» Я чувствовал себя полным идиотом, когда сказал: «Никогда, дорогая. Буквально никогда. Но мы все равно должны это выучить»».

Ничего не грузится

Сломанный принтер, теорема Пифагора: отцы делятся моментами, когда они поняли, что у них нет больше сил сидеть на карантине

Далее идет рассказ 38-летнего Кевина: «Мы заперты в доме уже около двух месяцев. Это я, моя жена и трое наших сыновей. Естественно, мы все должны быть в Сети в какой-то момент в течение дня – мы с женой на работе, а дети – в школе и в своих развлечениях. Но наш Интернет не выдерживает такой нагрузки.

Однажды, когда я был на онлайн-встрече со своими коллегами, меня просто не могли понять – связь пропадала постоянно. Наш WiFi перегружался или что-то в этом роде. Я впал в отчаяние. Это была не чья-то вина, но это был мой первый вкус карантинного безумия».

Читай продолжение на следующей странице

Сломанный принтер, теорема Пифагора: отцы делятся моментами, когда они поняли, что у них нет больше сил сидеть на карантине