Тильда Суинтон: «Чем старше я становлюсь, тем меньше мне нужно»

0 просмотров

Фото: Abaca Press/ТАСС


Женщины частенько оказывались жертвами общества, но Гуаданьино решил показать их хищницами. В центре сюжета — история студентки из Америки, которая приезжает в Западный Берлин, чтобы попасть в знаменитую балетную академию. Академия располагается в старом барочном доме, и в нем происходят странные события. Официально там живут балетные ученицы, но кажется, что здание скрывает тайное сообщество ведьм.

Без колдовства не обошлось и во время премьеры картины на 75-м Венецианском кинофестивале. Солнечная погода неожиданно сменилась бурей и проливным дождем, и над фестивальным дворцом пронеслась молния. А съемочная группа дружно явилась на показ в кроваво-красных одеяниях, не побоявшись слиться с красной дорожкой.

Танец не должен быть красивым

— С режиссером Лукой Гуаданьино вас связывают не только несколько фильмов, но и тесная дружба. Вы наверняка знаете, почему он решил снять именно «Суспирию»!

— Лука мечтал снять «Суспирию» с самого детства. Впервые он узнал о знаменитой картине Дарио Ардженто, когда ему исполнилось 10 лет, — увидел плакат на стене провинциального кинотеатра. Три года спустя картину транслировали по телевидению. Лука обманул родителей: сделал вид, что ему нездоровится, пропустил ужин, заперся у себя в комнате и провел целый вечер перед телевизором. Тогда в своем блокноте он сделал пометку: «Суспирия» — картина Луки Гуаданьино». Похоже, с тех пор мечта снять эту картину его не покидала. Но Лука — известный перфекционист, поэтому долго считал себя неготовым к работе над этой темой. Кроме того, затянулся процесс покупки прав на ремейк у Ардженто. По­этому «Суспирия» Луки увидела свет более 20 лет спустя.


Фото: Global Look Press

— Какая роль отведена в этой картине вам?

— Я играю три роли, главная из которых — звездная танцовщица и педагог мадам Блан, которая возгла­вляет танцевальную академию. Ее можно сравнить с гениальным архитектором, создающим и ломающим женские тела. Она — кумир, созданный другими. Как многие великие люди, Блан обладает сильной харизмой. Она умеет работать на пределе своих возможностей и того же ожидает от остальных. За все это ее можно либо любить, либо ненавидеть. Но с мнением людей она мало считается, ее страсть — искусство. Во имя этого мадам Блан заключила союз со сверхъестественными силами и теперь, переживая глубокий эмоциональный кризис, вынуждена расплачиваться за это.


Тильда Суинтон в образе 82-летнего психоаналитика —  одна из трех ролей актрисы в фильме «Суспирия». Фото: © Amazon Studios

— Трудно было работать над подобным образом?

— Я просмотрела много записей со знаменитыми танцовщицами, такими, как Марта Грэм, Мэри Вигман, Пина Бауш, Саша Вальц. Внимательно изучила их технику. С нами работали известные хореографы, например, Дэмиен Жале. И большую часть съемочной труппы составили профессиональные танцовщицы. Было интересно наблюдать, как виртуозно они владеют телом, как способны передать эмоции с помощью движений. Свое вдохновение я также черпала в образах сильных женщин, личности которых определили нашу эпоху как в реальности, так и на экране. В жизни меня вдохновляет художница Марина Абрамович. А из экранных мне по душе героини Райнера Фассбиндера, которых играла Ингрид Кавен. Она снялась и в нашей картине в роли мисс Вендергаст.

Одним из самых важных прообразов мадам Блан был Борис Лермонтов из картины Майкла Пауэлла и Эмерика Прессбургера «Красные башмачки». В том и в нашем фильме много параллелей. Здесь и там показаны одержимость, темперамент, эмоции и, конечно, танец. Лермонтов побуждает талантливую танцовщицу посвятить жизнь искусству, в результате она во имя искусства жертвует жизнью. По сути, это история Дягилева и Нижинского, где обожествляется образ настоящего творца.


В образе мадам Блан. Кадр из фильма. Фото: © Amazon Studios

— Откуда в танцовщице такой радикализм?

— Чтобы ответить на этот вопрос, следует учесть не только исключительный талант мадам Блан, ее требовательность к себе и другим, но и дух времени. Ведь речь в фильме идет о 1970-х годах. В США в тот момент заявляют о себе феминистки. В Европе женщины все еще привязаны к семье, дому и кухне, но подрастающее поколение немецкой молодежи не желает больше расплачиваться за ошибки своих предков, оно не хочет жить с постоянным чувством вины. Отсюда их желание противостоять идеологии родителей и выработать свою. Один из ближайших сподвижников Адольфа Гитлера Йозеф Геббельс, бывший министром пропаганды и культуры, говорил, что «танец должен быть веселым, красивым, но только не философским». От женщин также ожидались веселье и красота. Поэтому, когда мадам Блан объясняет своим ученицам основы танца, ее мнение прямо противоположное. Она говорит: «Мы должны сломать носы всем красивым вещам».

Обожаю просыпаться в своей постели

— А правда, что съемочная труппа состояла исключительно из женщин?

— В этом смысле наш проект тоже можно назвать феминистским. На съемках нас было около четырех десятков, в основном танцовщиц. Мы работали в атмосфере необычайной гармонии. Такое бывает лишь когда женщины оказываются без мужчин, когда им больше нечего и некого делить и когда отпадает необходимость соревноваться друг с другом. Таким образом, наш фильм получился о женщинах, об их силе, их женственности и языке тела. Эти дамы — сложные, фантастические, могущественные личности, но иногда они демонические и злые.


С режиссером Лукой Гуаданьино и актрисами Хлоей Грейс Моретц и Дакотой Джонсон. Фото: Global Look Press

— Вы верите в сверхъестественные силы?

— Это сложный вопрос. У меня левые убеждения, и я абсолютно не суе­верна, но магию не отрицаю. Наверное, сказывается то, что я выросла в замке в Шотландии, где до сих пор хранятся мемуары моей семьи о духах, обитавших в нашем фамильном поместье.

— За что героини «Суспирии» недолюбливают мужчин?

— Как правило, мужчин недолюб­ливают сильные женщины. Им претит тот факт, что их жизнь и действия ограничены обществом, что они деградировали до определенной роли, которую не выбирали, и им были навязаны правила, которых они не устанавливали. В то время женщины не могли открыто бросить вызов, им приходилось избегать прямой конфронтации, действовать из подполья, прибегать к магии, чтобы утвердиться в своей власти. Вспомните средневековую охоту на ведьм. По сути ведьмы были сильными дамами, обладающими особыми знаниями, то есть теми качествами, которых опасались мужчины. Как и потери контроля над обществом. В 1970-е годы красивые и веселые женщины вышли из моды, на их смену пришли те, которые хотели делить власть с мужчинами, но открыто этого делать не могли.

— «Суспирия» — одна из немногих картин, где у вас длинные волосы. Однако в реальной жизни вы предпочитаете короткие стрижки, а на экране иногда играете мужчин и транссексуалов. Вы что же, противница женственности?

— Что вы! Я просто ленива, и мне не очень интересно проводить много времени перед зеркалом. Когда у меня родились близняшки, я целый год проходила в пижаме. Когда на улице я вижу женщину с идеальной прической и макияжем, ведущую за руку ребенка, она вызывает у меня искреннее восхищение и восторг.


С гражданским мужем Сандро Коппом. Фото: Global Look Press

— Это правда, что вы не любите покидать дом?

— Я обожаю просыпаться в своей постели. Когда заканчивается очередной проект, я прямиком направляюсь домой, надеваю пижаму и несколько дней провожу в постели. Только после этого медленно возвращаюсь к жизни — начинаю следить за хозяйством, готовить запеканки и раскладывать пасьянсы. Я большой противник компьютера и телевизора, а ничем другим в замке заняться больше нельзя (смеется).

Предков деньги не интересовали

— Какой была ваша шотландская семья? Как отнеслись ваши родители к тому, что вы решили стать актрисой?

— У меня очень редкая, по-настоящему античная семья, ведущая свою родословную с IX века. Моих предков никогда не интересовали материальные блага или финансовый достаток. Из поколения в поколение они лишь пытались сохранить свои титулы и земли. Поэтому мой отец никогда не придавал большого значения тому, будет ли моя профессия приносить большой доход или будет ли много денег у моего супруга. Мои родители понятия не имели о том, что есть такая профессия, как актер. Искусство всегда было связано для них либо с хобби, либо с меценатством. Хотя ни в том, ни в другом никто из них не преуспел. Из семейных мемуаров известно, что у меня была одна тетка, жившая в викторианскую эпоху, которая охотно пела оперные арии. Но ее талант так и не вышел за пределы семейного круга. Выступала она исключительно у себя дома перед гостями. Все же меня очень подбодрил этот факт — что я была не первой в нашей семье, кто посвятил себя искусству.


Родовой герб семьи Суинтон: три кабаньи головы на черном фоне

— Почему вы стали актрисой?

— Судьба человека часто зависит от того, кто попадается на его пути. Когда мне исполнилось 25 лет, я встретила Дерека Джармена. Дерек пригласил меня в свою картину «Караваджо». Ему я многим обязана — своим первым жизненным и актерским опытом, интересом к искусству и, в частности, к кино. Хотя, пожалуй, я до сих пор не уверена, правильное ли это было решение — стать актрисой. Ведь в Кембридже я изучала литературу и политологию. Что касается театральных постановок, то кто из нас не играл на школьной сцене? Профессия актрисы, в отличие от режиссуры, мне всегда казалась чем-то легкомысленным и непостоянным. А на съемки собственной картины у меня до сих пор толком не нашлось времени. Видимо, для этого следует завязать с работой в чужих проектах и начать собственный.

— Складывается впечатление, что возрасту вы вообще не подвластны…

— Истина в том, что мы стареем, и этот процесс необратим. Но если не цепляться за прошлое и не жить будущим, возрастные изменения не слишком смущают. Мне повезло, что у меня отсутствует материализм. Чем старше я становлюсь, тем меньше мне нужно. Я не люблю копить, покупать, жить воспоминаниями, листать семейные альбомы. При выборе роли меня мало интересует гонорар, но больше команда, которая работает над проектом. Наверное, сложно в это поверить, если учесть, что я часто снималась в крупно­бюджетных картинах в Голливуде. Однако эти фильмы я не рассматриваю как важные этапы своей карьеры. Они для меня — лишь приятное времяпрепровождение. Жаль только, что многие из зрителей именно по ним судят о моем творчестве.

Смотрите «Суспирия» в кино с 29 ноября

 

 

Тильда Суинтон

Родилась: 5 ноября 1960 года в Лондоне

Семья: гражданский муж — Сандро Копп, художник; дети (от первого брака) — двойняшки: сын Ксавье (21 год) и дочь Онор (21 год)

Образование: колледж Феттс в Эдинбурге, женский колледж Нью-Холл при Кембриджском университете

Карьера: в 1985 году дебютировала в театре «Траверс», а через год — на телевидении и в кино. Снялась более чем в 70 фильмах, среди которых: «Орландо», «Пляж», «Ванильное небо», «Адаптация», «Хроники Нарнии», «Майкл Клейтон», «Загадочная история Бенджамина Баттона», «Доктор Стрэндж». Обладательница премии «Оскар»

Это Интересно: